Воспоминания о монастыре Дой Сутеп, часть вторая

Часть первая

Под программу для западных людей, желающих познакомиться с буддийской медитацией, монастырь в те годы выделял укромное старое здание на отшибе от основного роскошного монастырского комплекса, перед зданием разбит скромный садик с суккулентами, цветущими красными цветами. Под мощным деревом несколько неудобных каменных скамеек. В последний раз, когда я там был, в здании размещался хозяйственный склад. Предполагается, что медитация делает нас более уравновешенными и спокойными, но у меня в этом заброшенном дворике каждый раз покалывает сердце. Носталгия баналис, конечно же. О лёгком себе, о тех временах, когда курсы медитации выглядели красивыми украшениями на фоне такой насыщенной событиями и встречами жизни, когда мнилось, что каждый медитативный ритрит – ступенька к неотвратимому и безграничному счастью (которое всегда живёт где-то там, за пределами зелёного монастыря).

doi suthep inside

Первый этаж здания представлял собой наполовину открытую террасу, там мы завтракали и обедали (завтрак в 6 утра, обед – в 11. Ужин? Ужина не полагается). За дверью находилась кухня, там пара щуплых молодых проворных тайцев сноровисто готовили еду, запах из задних окон кухни, выходящих в лес, поднимался ко второму этажу, где был медитационный зал, так что минут за двадцать до обеда можно было почувствовать сводящий с ума аромат жареного чеснока, ноздри начинали раздуваться, и медитация при ходьбе становилась медитацией на полный слюны рот.
Каждому медитатору полагался свой маленький раскладной столик, на нём уже лежал заламинированный листок с текстом буддийской мантры, вероятно, на пали, с английским переводом: «…Я вкушаю эту еду не для того, чтобы стать привлекательнее или сильнее, но чтобы поддержать в себе жизнь…». Этот текст мы читали хором перед едой. В мой последний приезд оказалось, что эта традиция успела кануть, я зашёл на кухню нового блестящего медитационного комплекса, где суетилось уже трое поваров, попросил у них текст… они ни слова не говорили по-английски и не понимали, о чём идёт речь, не узнавали даже строк, которые я им начитал. Наконец, я увидел старые ламинированные листки где-то в углу, взял себе один и прочитал текст про себя, как делал это несколько лет до того.

doi food

Еда в те первые годы была невероятно вкусной, могу сказать, что никогда в Таиланде я не ел ничего подобного. Обычно обед включал в себя (и включает поныне) суп, а также рис или лапшу и несколько овощных блюд. Широкие жестяные тарелки имели несколько углублений, под каждый вид еды. Медитация замедляет, и приём пищи становится священнодействием: медленно жуёшь, наблюдая, как меняются оттенки вкусов, перекатываешь кусочки пищи во рту, всё внимание, кажется, сосредоточено внутри. «Если вы едите банан, а при этом думаете о чём-то своём и не замечаете его вкуса, вы просто упускаете возможность почувствовать, что вы едите. Вы съели банан, но вы его как бы и не съели. Банан прошёл мимо вас», – пытался объяснить нам на утренней беседе наш монах-учитель.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *